Разъяренная Вера орала на своего семилетнего сына. «Да одеваюсь я, мам, одеваюсь.» — отвечал Гена, а сам все вспоминал, что мама его не всегда такой была.

-Что такое? Ты что там так долго? Але, Гена, я кому говорю? — Орала из коридора разъяренная

-Что такое? Ты что там так долго? Але, Гена, я кому говорю? — Орала из коридора разъяренная Вера на своего семилетнего сына. Она уже опаздывала на работу. А у нее в компании очень важное совещание. Маленький Гена еле проснулся и с совершенно ленивыми движениями еле надевал гольф, а потом и штаны.

Разъяренная Вера орала на своего семилетнего сына. "Да одеваюсь я, мам, одеваюсь." - отвечал Гена, а сам все вспоминал, что мама его не всегда такой была.

-Да одеваюсь я, мам, одеваюсь. — Отвечал Гена, а сам все вспоминал, что мама его не всегда такой была. Ведь он помнит, что когда он был совсем маленьким, мама постоянно с ним проводила время. Все играла, улыбалась, смеялась. Помнит, как вместе с мамой и папой ходили в парк, они держали его за обе руки и он перепрыгивал лужи. Ох, как весело было и легко. А потом мама пошла на работу и так поменялась. Стала вечно нервной, агрессивной. Все всегда должно было быть сделано быстро и так, как она сказала. А если что не соблюдалось можно было получить пощечину или же по пятой точке. 

Разъяренная Вера орала на своего семилетнего сына. "Да одеваюсь я, мам, одеваюсь." - отвечал Гена, а сам все вспоминал, что мама его не всегда такой была.

-Гена, ты что там чешешься? Ты что чешешься, мелкий, бессовестный червец! Я сказала быстро одевайся! — Уже орала не в себя Вера.

 

-Вера, успокойся. Да одевается он. Зайди помоги, а не психуй там. — Ответил Вере ее супруг Виктор.

Разъяренная Вера орала на своего семилетнего сына. "Да одеваюсь я, мам, одеваюсь." - отвечал Гена, а сам все вспоминал, что мама его не всегда такой была.

-Я сейчас как зарвусь, мало не покажется! — Крикнула Вера и ворвалась на всех парах, одетая в верхнюю одежду и обувь, в комнату к Гене. — Ты чего не одеваешься?

 

-Я не хочу в школу, мамочка. Побудь со мной дома, пожалуйста, как в детстве. — Молвил Гена и прыгнул под одеяло.

Разъяренная Вера орала на своего семилетнего сына. "Да одеваюсь я, мам, одеваюсь." - отвечал Гена, а сам все вспоминал, что мама его не всегда такой была.

-Что? Да я из-за тебя работы лишусь! Ты бессовестный. — И тут Вера не сдержалась и начала со всей дури месить сына руками по телу и орать еще хуже. В комнату ворвался Виктор и еле стянул разъяренную мать от сына. Вера же отошла, посмотрела в зеркало, поправила прическу и уехала на работу, как ни в чем не бывало. Ну а Виктор остался дома  успокаивать сына, ведь тот только хотел маминой любви и внимания. Чем же он был виноват?

Разъяренная Вера орала на своего семилетнего сына. "Да одеваюсь я, мам, одеваюсь." - отвечал Гена, а сам все вспоминал, что мама его не всегда такой была.

В итоге спустя время супруги развелись. Гена остался с отцом, а Вера полностью посвятила жизнь карьере.

 

Оцените статью